в Идеи

Принципы (ист. Бюро Горбунова)

Принципы определяют жизнь. Процессы в работе, конечный результат, общение с другими людьми, обучение и профессиональный рост – все держится на личных принципа человека. Мои принципы, похожи на основных идеях Адама Смита и Айн Ренд. В трудовой этике они пересекаются с принципами Бюросферы.

1. Философия полезного действия
В дизайне, проектах, управлении людьми, карьере, образовании и даже в личной жизни бюрошник руководствуется центральным понятием пользы.

Человек — социальное существо. Он получает материальное и моральное вознаграждение от других людей только одним из трёх способов:

  • насильственным,
  • паразитическим,
  • принося пользу и уменьшая вред другим людям.

2. Перфекционизм. Стремдение сделать работу наилучшим образом и никогда не идёт на компромиссы в качестве. Это основа профессиональной гордости.

Как ни парадоксально, перфекционизм никак не связан с оплатой, задачей, клиентом, успехом. Бюрошник не может сознательно сделать плохую работу, даже если ему не заплатили, а клиент оказался последней сволочью. Всё это остаётся в параллельной вселенной. Качество работы — это всегда вопрос отношения к себе.

Халтурить – это отстой. Он потерял бы к себе уважение, делая работу «не хуже других».

Те, кто готовы работать «на троечку», не беспокоят бюрошника — необязательно иметь с ними дело. Дизайнер, верстальщик, бариста, секретарь или директор завода, сознательно работающие вполсилы, не уважают себя и свою жизнь.

Лучший продукт — работающий продукт. Перфекционизм не может служить оправданием для увеличения бюджета или срока клиентского проекта. Свои умения и изобретательность бюрошник употребляет на то, чтобы выпустить продукт в срок без ущерба для качества.

Полезно помнить, что перфекционизм — это выбор вселенной.

Если бы вселенная вела себя, как троечник, наша планета состояла бы из пыли и ядовитого газа. В лучшем случае, на ней бы бегали хищные крысы или росли грибные колонии. Но вопреки всему, в среде хаоса, вселенная сохраняет и культивирует самое лучшее: жизнь, разум, прогресс, архитектуру, культуру, науку и технику.

Халтура — смертный грех бюрошника.

3. Постоянное движение вверх

Бюрошник силён духом и предан делу. Он посвящает свою жизнь росту в профессии и вкладу в развитие самой профессии. Бюрошник помнит об ограниченности жизни.

Бюрошнику не мешают зима, авитаминоз, арендная ставка и цены на фрукты. Он знает, что жизненный комфорт придёт позднее в обмен на успехи в профессии. Сидит ночами и грызёт задачу, пока есть молодые силы. Последние деньги отдаст за книгу Тафти, а не за путёвку в Турцию. А если за путёвку — то в Лондон, для расширения дизайнерского кругозора. Соответственно росту к дизайнеру приходят деньги, путешествия по выходным и фуагра с трюфелями, бесстыдно намазанные друг на друга.

Если молодой специалист задумывается о переезде в Таиланд, это знак, что его слишком рано озаботил личный комфорт. Его прельщают море, дешёвые фрукты и представления о халявной райской жизни. Картинка с пляжем и голубым морем заслоняет в мозгу любимое дело, затем и реальные результаты работы. Профессионал потерян.

Бюрошник лезет с альпенштоком на гору знаний, дизайнер с таиландом в голове прыгает с сачком по полянке развлечений. Состарятся оба, но только один окажется на горе, а другой всё там же, на равнине.

Бюрошник планирует свою жизнь. Молодые силы и способность работать по ночам уменьшаются со временем. Поэтому как только бюрошник освоил азы профессии и стал хорошим исполнителем, он тут же учится делегировать задачи, чтобы увеличивать собственную пользу без ущерба для качества. Командование отрядом для выполнения задачи — физически самая сложная часть карьеры.

Если у бюрошника не будет преемников, не будет и продолжения карьеры: ведь в какой-то момент не останется сил вести людей на амбразуры. Перспектива — пенсия и дауншифтинг.

Поэтому к моменту зрелости бюрошник должен иметь пять-шесть преемников. Преемники освобождают руки бюрошника для перехода на «идейный» уровень в профессии, когда польза от передачи знаний и опыта начинает превышать пользу от личного участия в работе. Гусеница превращается в бабочку, ведущий дизайнер — в арт-директора.

Гора знаний помогает бюрошнику планировать собственный рост. Но без «турбины под хвостом» на гору не забраться. Все остальные бюрошники должны постоянно ощущать её жар, дым и давление. Личное усердие поможет обойти всех вундеркиндов и освоить самые фантастические умения.

Застой — смертный грех.

4. Любознательность и культ знаний

Бюрошник любознателен, для него не существует неинтересных тем и скучных задач. В дизайне и инженерном деле работают все знания о мире: научно-технические, гуманитарные, культурные, художественные. Бюрошник может сказать: «Я не разбираюсь в граффити», но не может сказать: «Мне неинтересно граффити». Возможно: «Я не знаю историю». Никогда: «Мне неинтересна история».

Никогда нельзя сказать заранее, какое знание пригодится в будущем. Поэтому бюрошник всю жизнь копит наблюдения, впечатления и открытия. Культивирует грамотность, устный и письменный язык и эстетический вкус.

Бюрошник читает книги, коллекционирует повседневные наблюдения из прогулок и поездок.

Бюрошник презирает агностицизм, средневековый мистицизм и снобизм в профессии. Вдохновение — для любителей. Бюрошник верит, что дизайну можно учиться и учить.

В средние века мастера хранили секреты ремесла. В бюро всё наоборот — бюрошник спешит делиться находками: проводит семинары для коллег, пишет советы, публикует наблюдения на сайте бюро, выступает с докладами. Организует профессиональный кружок или конференцию в своём городе.

Бюрошник умеет смотреть в лицо правде, если реальность противоречит его идеалам. Всегда сохраняет скептицизм и критический взгляд, но не позволяет им стать помехой к новым знаниям.

Знания — бессмертный след профессиональной жизни бюрошника.

Равнодушие — смертный бюрошный грех.

5. Отношение к клиенту

Бюрошник всегда помнит, что его профессия — сервис, и он работает для клиента.

Польза для клиента выше всего. Бюрошник никогда не возьмётся за коммерческий проект, если не верит в его работоспособность и не понимает, как клиент вернёт свои вложения. Даже если клиент убеждён в пользе и пришёл с баблом наперевес, бюрошник никогда не пойдёт на компромисс с совестью.

Клиент ставит задачу профессионалу. Он заказывает услугу и ждёт хороший сервис. Человеческие отношения построены на ожиданиях, и первым делом нужно узнать — чего же именно ждёт клиент.

Бюрошник изучает и практикует принципы хорошего сервиса. Он выясняет и формирует ожидания клиента. Во всех внутренних и внешних отношениях бюро действует принцип «Лучше недообещать, чем переобещать».

Бюрошник коммуникабелен и постоянно совершенствует искусство переговоров. Бюрошник слушает клиента, не упорствует в конфликтах, не малодушничает, не ведёт себя как тряпка.

Благодаря философии полезного действия бюрошник видит суть противоречий, умело превращает личный конфликт в техническую дизайнерскую задачу.

Бюрошник никогда не отзывается снисходительно о своём клиенте при общении с коллегами или другими клиентами.

Гордыня — смертный грех.

6. Метод

Бюрошник никогда не изменяет своим методам ради отношений с клиентом.

Следование собственной методологии отличает профессионала. Бюрошник не должен позволять клиенту решать за себя, как именно делать работу. Достижение результата — это интимный профессиональный процесс, который определяет сам дизайнер или его старший коллега.

Если по методу работа начинается с понимания задачи, не переходите к макетам по настоянию клиента. Если всегда рисуете главную страницу в конце проекта, не начинайте с неё в угоду генеральному директору. Если всегда сами передаёте макеты и указания в производство, не отдавайте их через клиента из-за организационных трудностей.

Бюрошник постоянно ищет способы улучшить профессиональные приёмы и процедуры, оптимизирует личную деятельность. Методы постоянно меняются с ростом опыта и знаний. Если бюрошник не предлагает улучшений в собственной работе или работе коллег, это признак застоя и равнодушия.

7. Личная ответственность и предприимчивость
О профессиональном методе
Бюрошник принимает на себя ответственность за всё, что происходит в его жизни, работе и проектах. Бюрошник самостоятельно мыслит и действует, не жалуется и не оправдывается.

От идеи до воплощения — трудная дорога. Реальность всегда мешает сделать дело. Бюрошник хорошо понимает, что «делать» и «сделать» — принципиально разные вещи.

Поэтому бюрошник постоянно учится превращать задание в принятую работу, план проекта — в реальный продукт, проблемы — в решения, идеи — в реальность. Бюрошник идёт путём предпринимателя.

Как хороший предприниматель, бюрошник не ищет границы своей ответственности. Даже если в сортире грязно — это задача в его компетенции.

В общепринятой культуре людей заставляют работать. Неважно как — учётом присутствия в офисе, контролем менеджеров, запретом Аськи и Одноклассников, строгим взглядом директора, штрафами за опоздание, бесплатными обедами и печеньем.

Бюрошник умеет работать сам. Он сам определяет, где ему жить, длину своего рабочего дня, количество выходных и отпусков.

Бюрошник не говорит и не показывает, как много он работает. Никто не следит за его дисциплиной и посещаемостью. Имеет значение только результат, поэтому его отсутствие нечем прикрыть.

Такая свобода не для всех. Большая часть фрилансеров — обычные безответственные люди. При малейшей проблеме они просто пропадают.

Бюрошник лицом встречает все трудности.

8. Деньги

Бюрошник — пример чистоплотного и рационального отношения к деньгам.

Бюрошник — капиталист. Бюрошник предан своему делу не из-за денег, но понимает, что деньги, во-первых, ресурс работоспособных систем, то есть часть профессии, которой он занят. Во-вторых, это качество жизни его семьи.

Как все капиталисты, бюрошник хочет много зарабатывать. Он связывает своё благосостояние с успехами в профессии, поэтому в начале пути готов к лишениям, а в зрелости не торопится на пенсию (уход в большую компанию с печеньками — разновидность пенсии).

Двухсторонние финансовые вопросы для бюрошника — как врачебная тайна или тайна исповеди. Финансовая тайна интимна и свята.

Бюрошник никогда не распространяется о своих доходах и о сумме бюрошных контрактов. Бюрошник пресекает разговоры на эту тему с другими клиентами и коллегами. Это не его тайна.

Финансовые отношения — предмет личных переговоров и оценок двух сторон. В этих отношениях не участвуют третьи лица, коллеги, профсоюзы или другие клиенты. Единственный аргумент бюрошника при обсуждении зарплаты или суммы проекта — его собственная польза. Всё иное оскорбляет его предпринимательский дух.

Бюрошник не даёт и не берёт денег за посредничество и тайное сводничество. Откаты, взятки и комиссии — профессиональное табу. Да, мы слышали, что такое где-то бывает.

Бюрошник не мелочится с клиентом и коллегами. В бюро не зажимают исходники и передают права на всё, что сделано в оплаченное клиентом время, независимо от исхода отношений. В бюро не выставят счёт за дополнительную фотосессию, которую решил провести арт-директор. Бюрошник никогда не экономит на звонках по делу: если на связь уходит слишком много, он обсудит повышение зарплаты.

Жадность — смертный грех.

9. Репутация

Бюрошник — образец такта. Он заботится о своей репутации, ограниченно и осмотрительно участвует в дискуссиях, конференциях и социальных сетях. Не «срёт в каментах».

Бюрошник никогда не окажется в роли моськи: «Вот то-то мне и духу придаёт, Что я, совсем без драки, Могу попасть в большие забияки».

Бюрошник не оценивает публично работу коллег в компаниях конкурентов. Исключения — открытое признание чужих заслуг, профессиональные рецензии по просьбе авторов, закрытые образовательные дискуссии.

Бюрошник уважительно отзывается о своих клиентах и ни с кем не обсуждает отношения с ними.

Бюрошник помнит и чтит свою альму-матер. Профессионал никогда не изливает желчь на место, в котором начал карьеру, несмотря на любые обиды. Профессионал не переманивает клиентов и сотрудников у альмы-матер, если те сами не проявили инициативы. Бюрошник находит своих клиентов и растит своих сотрудников.

10. Религия и политические взгляды
Религия и политические убеждения бюрошника не имеют законной силы в профессиональной работе.

Во-первых, религия и политика не имеют значения. Работа бюрошника оценивается только с точки зрения пользы, профессионализма и общечеловеческих ценностей.

Во-вторых, бюрошники не допускают религию и политику в профессию и рабочие отношения. Религия может стать ограничением задачи, например дизайна упаковки халяльной баранины, но не может стать ограничителем профессиональных знаний. Бюрошник может участвовать в политической жизни, но не станет заниматься агитацией среди коллег.

Бюрошник занят работой.

11. Отношение к бюро
Каждый бюрошник культивирует собственную область знаний. Лучшие бюрошники становятся преподавателями своих дисциплин, получают авторитет и признание.

Бюро не скрывает имён и не боится их продвигать. Каждый курс и рубрика в «Советах» имеют лицо. При желании бюрошник легко откроет своё дело.

Но бюрошник знает, что его сила в единомышленниках, а сила его знаний — в связи с другими областями. Все дисциплины бюро связаны общей идеологией, терминологией, приёмами и фондом примеров. Если он потеряет связь с коллегами, его знания потеряют ценность, актуальность и охват, станут вторичными.

Поэтому бюрошники совместно создают общую платформу получения и передачи знаний через курсы, школу стажёров и будущие продукты. Настоящие и бывшие бюрошники популяризируют знания, преподавателей и образовательные проекты бюро, используя свои способности и влияние.

Написать комментарий

Комментарии